Только правда

Блог Александра Никонорова

Деструктивные сценарии Кремля в Украине

Российское руководство, используя опыт предыдущих лет, активно развивает масштабный подрывной проект, направленный на уничтожение Украины как государства либо на захват власти пророссийски ориентированными силами. По факту данная стратегия состоит из комплекса элементов, объединенных в единую систему ведения агрессивной внешней политики РФ против Украины. На фоне предстоящих сентябрьских выборов в Государственную думу при падении рейтингов провластной партии «Единая Россия» и президента Владимира Путина (мартовское исследование ВЦИОМ – приближение показателей рейтинга Путина к отметке 55 %), руководству РФ необходима маленькая «победоносная война».

Используя отработанный сценарий оказания давления на украинское руководство через «нормандскую четверку» и деятельность контактной группы в Минске, Кремль пытается навязать Киеву заведомо невыполнимый сценарий реинтеграции временно оккупированных территорий Донбасса. Реализация данной политической линии означала бы выполнение Минских соглашений сугубо по кремлевскому сценарию. На практике это означает: легализацию бандформирований сепаратистов, амнистию боевиков, финансирование оккупированных территорий из украинского бюджета, полный контроль Москвы над политическими и экономическими процессами на Донбассе, и как следствие – в Киеве.

Российская сторона осознает, что украинское руководство не пойдет на реализацию данного проекта. Исходя из этого, Кремль сконцентрировался на осуществлении превентивных «ударов» военно-политического и социально-экономического характера, направленных на дестабилизацию ситуации в Украине в рамках ведения российско-украинской гибридной войны.

Прежде всего, речь идет о следующем:

1) возможность наступления объединенных российско-сепаратистских сил в середине – конце лета 2016 года с использованием как провокаций на фронте, так и обвинений украинской стороны в невыполнении Минских соглашений в части организации избирательного процесса на подконтрольной сепаратистами территории. Данный фактор может послужить поводом для начала наступательных боевых действий со стороны незаконных вооруженных формирований 1 и 2 «армейских корпусов» донбасских сепаратистов. Косвенно это подтверждает начатая информационная кампания в пророссийской блогосфере и веб-порталах (можно рассмотреть на примере прокремлевского ресурса «Континенталист» – https://cont.ws/post/265996). Косвенно данную информацию подтверждают бывший глава штаба АТО генерал-лейтенант Игорь Романенко, западные и украинские аналитики;

2) российская сторона продолжает использовать онлайн-трансляции лидера «ДНР» Александра Захарченко с юго-восточными регионами Украины для маскировки организации деструктивных политических процессов. По факту данная деятельность А. Захарченко является одним из прикрытий возможной активизации «спящих ячеек» сепаратистов в юго-восточной Украине в случае организации искусственной протестной активности в Киеве с целью свержения действующей власти в интересах Российской Федерации. Данную ситуацию оценивают также аналитики «Информационного сопротивления», которые отмечают, что группа российских специалистов по информационно-психологическим операциям (ИПсО) и в сфере PR, «откомандированная» в «ДНР», разработала концепцию «информационных наступательных операций», утвержденную Администрацией президента РФ, и которую в данное время реализовывает руководство «ДНР». Главной целевой аудиторией при проведении данной операции является население неоккупированной территории Украины (в первую очередь – восточных и южных регионов). Два основных направления – раскручивание тем нивелирования украинским руководством завоеваний Майдана (отсутствие наказания представителей бывшей власти, коррупция, отсутствие реформ) и игра на социально-экономических проблемах. Первым этапом в проведении операции стало проведение «прямых линий» руководства «ДНР» с жителями неоккупированных территорий;

3) попытки организации искусственного «третьего майдана» осенью 2016 года популистскими политическими силами, которые, прикрываясь патриотическими лозунгами, стремятся прийти к власти, используя протестные лозунги, социально-экономические проблемы современной Украины. В своей деятельности данные силы первоначально занимают деструктивную позицию, используя любую возможность для парализации политического процесса, с целью организации всеобщих выборов, что в условиях ведения боевых действий открывает прямую возможность противнику начать успешную наступательную операцию на фоне политического кризиса в Киеве. Для раскрутки собственных политических проектов данные силы ставят партийные и корпоративные интересы превыше национальной безопасности украинского государства, используя манипулятивные политические технологии для поднятия собственного рейтинга. Популизм и демагогия становятся их основными инструментами для достижения поставленных целей. Со стратегической точки зрения, почва для организации протестной активности должна быть заложена деструктивными политическими силами в период конца лета 2016 года. Возможные поражения на фронте в случае наступательной операции объединенных российско-сепаратистских сил могут быть использованы популистскими силами для раскачки массовых протестов. На данный момент российская сторона рассматривает всевозможные инструменты и механизмы, необходимые для реализации данного сценария развития событий на основе неудачного опыта по раскрутке «Всеукраинского батальонного братства», деятельности Рустама Ташбаева, «Революционных правых сил» и других антисистемных искусственных проектов. Предположительно российская сторона с этой целью может использовать популистские политические силы в украинском парламенте, скрыто формирующие протестный потенциал к осени 2016 года;

4) анализ ситуации Винсента Морелли, который в своем прогнозе развития ситуации в Украине, отмечает, что в июле ЕС может продлить санкции против России еще на шесть месяцев. В этот же период в Варшаве пройдет саммит НАТО, на котором Украина станет ключевым вопросом. Это может навести прицел Кремля на Украину, усилив риски;

5) «буксирование» реформ действующей властью, коррупционные скандалы (оффшоры, непрофессиональная кадровая политика, возрождение практики рэкета и «крышевания»), и как следствие – создание благоприятной почвы для развития радикальных общественно-политических течений, которые может использовать российская сторона для: организации захватов административных зданий, стихийных демонстраций, бунтов, уличных боев и даже террористической деятельности. Данные группы могут быть созданы как под маской проукраинских националистических движений, так и леворадикальных и открыто пророссийских объединений;

6) постоянные боевые учения боевиков, активная деятельность военных кураторов сепаратистов, непрекращающиеся поставки вооруженной техники, горюче-смазочных материалов и живой силы. Прибытие подразделений ВС РФ, а также военнослужащих Росгвардии для наведения порядка в составе деморализованных бандформированиях сепаратистов;

7) рост протестной активности радикально-экстремистской группировки российского политикума (сторонники террористического проекта «Новороссия»), объединенной вокруг деятельности организации «Комитет 25 января» во главе с лидером российских террористов Игорем Гиркиным. Усиление данной группы вызывает опасения среди руководства РФ, не решающегося на организацию прямых репрессивных действий в отношении представителей сформировавшегося экстремистского течения неофашистской ориентации. Выходом из сложившейся ситуации для Кремля является перманентное использование данной группировки в боевых действиях на территории постсоветских стран с целью минимизации рисков от возможной их активной политической деятельности в самой России. В связи с тем, что Кремль не готов переключиться на ведение гибридной войны на территории Беларуси, Северного Казахстана, в Молдове, Грузии или Азербайджане по экономическим, политическим и идеологическим причинам, окружение Путина рассматривает возможность очередного использования данной группировки российских боевиков на театре военных действий в Украине.

Минимизация рисков и угроз безопасности

Для активного противодействия подрывной политики Кремля, направленной на уничтожение украинского государства, необходимо максимально минимизировать рост угроз, исходящих от гибридной войны, которую РФ ведет против Украины. В этом контексте, прежде всего, необходимо следующее:

1) организация активных информационных и лоббистских кампаний, кампаний адвокасси, инициированных институтами гражданского общества с целью оказания давления на органы власти. Импульсы давления гражданского общества на действующую власть должны демократическим путем способствовать старту и толчку к развитию эффективных реформ, необходимых для выхода Украины из затяжного кризиса. С другой стороны, результаты подобной деятельности уменьшат угрозу роста радикальных течений, которые могут действовать в интересах российской стороны. При активном развитии институтов гражданского общества (НГО, благотворительные фонды, ОСМД, ОСН, УПЦ КП, УГКЦ, институт семьи и т.д.) сведется к нулю подрывная деятельность популистских политических сил, стремящихся прийти к власти, нивелируя для достижения корпоративных целей национальной безопасностью. Гражданское общество Украины сегодня способно создать условия для реформирования правоохранительной системы, избирательного законодательства, государственного аппарата, несмотря на противодействие представителей старой системы – рудиментов «эпохи Януковича». Более того, даже за такой малый период времени институты ГО, как показывает опыт, могут достичь больше, чем политические партии за время очередного электорального цикла;

2) консолидация украинских патриотических организаций вокруг идеи возможного наступления объединенных российско-сепаратистских сил и противостояния подрывной деятельности популистских сил с целью организации массовых беспорядков и искусственного «третьего майдана». В этой ситуации руководящему составу патриотических сил Украины в корне необходимо провести внутреннюю люстрацию для последующей очистки личного состава от членов, действующих в интересах иностранных государств, прежде всего, России;

3) СМИ как институт гражданского общества действительно могут объективно освещать политические процессы в Украине, особенности борьбы с терроризмом и коррупцией; пропорционально информировать население о положительных и негативных аспектах деятельности как представителей действующей власти, так и популистских сил. Угрозы в адрес представителей независимых СМИ со стороны олигархов, коррупционеров, «оборотней в погонах» и оголтелых популистов сегодня попросту теряют свой прежний смысл и значимую роль:

- «всех не пересажать и не запугать»,

- доступны площадки блогосферы и социальных сетей, инструменты ютуба и твиттера,

- легкость в коммуникации,

- «Украина – не Россия» и т.д.;

4) увеличение финансирования тех секторов правоохранительных органов, которые непосредственно отвечают за противодействие подрывной деятельности РФ против Украины, за борьбу с сепаратизмом, терроризмом и экстремизмом, что, как следствие, увеличит продуктивность их работы, уменьшит фактор развития коррупции среди силовиков. От качества деятельности данных подразделений зависит существование украинского государства в целом. Но для того, чтобы данный эффект имел результат необходима параллельная процедура внутренней очистки данных силовых структур от коррупционеров, «офицеров-буксировщиков» (условное название категории силовиков, вставляющих «палки в колеса» в процессе защиты государственной безопасности) и лиц, которые могут действовать в интересах враждующей стороны. Речь идет о подразделениях МВД, СБУ, СВРУ и ГУР МО.

5) развивать направление, направленное на создание позитивного имиджа Украины в мире. Фактически сегодня этим занимаются украинские СМИ, общественные организации, отдельно взятые политики и украинские студенты, обучающиеся в иностранных ВУЗах. Необходимо лоббировать комплексный системный подход в данном направлении внешней политики, создать условия для мониторинга расходов бюджетных средств, предназначенных для данного направления государственной политики.

Таким образом, сегодня равномерно перед украинским государством стоят два сценария развития: позитивный и негативный. Перевес в сторону одного из них, прежде всего, зависит от каждого гражданина Украины. Свести к нулю подрывные проекты Кремля по уничтожению и оккупации Украины сегодня, на самом деле, несложно. Необходима консолидация украинского общества и патриотических сил на созидательной, а не на деструктивной позиции. В таком случае, подрывные проекты Кремля сработают против самой России. Но это будет уже совершенно другая история.

 

 

Деструктивные сценарии Кремля в Украине

Российское руководство, используя опыт предыдущих лет, активно развивает масштабный подрывной проект, направленный на уничтожение Украины как государства либо на захват власти пророссийски ориентированными силами. По факту данная стратегия состоит из комплекса элементов, объединенных в единую систему ведения агрессивной внешней политики РФ против Украины. На фоне предстоящих сентябрьских выборов в Государственную думу при падении рейтингов провластной партии «Единая Россия» и президента Владимира Путина (мартовское исследование ВЦИОМ – приближение показателей рейтинга Путина к отметке 55 %), руководству РФ необходима маленькая «победоносная война».

Используя отработанный сценарий оказания давления на украинское руководство через «нормандскую четверку» и деятельность контактной группы в Минске, Кремль пытается навязать Киеву заведомо невыполнимый сценарий реинтеграции временно оккупированных территорий Донбасса. Реализация данной политической линии означала бы выполнение Минских соглашений сугубо по кремлевскому сценарию. На практике это означает: легализацию бандформирований сепаратистов, амнистию боевиков, финансирование оккупированных территорий из украинского бюджета, полный контроль Москвы над политическими и экономическими процессами на Донбассе, и как следствие – в Киеве.

Российская сторона осознает, что украинское руководство не пойдет на реализацию данного проекта. Исходя из этого, Кремль сконцентрировался на осуществлении превентивных «ударов» военно-политического и социально-экономического характера, направленных на дестабилизацию ситуации в Украине в рамках ведения российско-украинской гибридной войны.

Прежде всего, речь идет о следующем:

1) возможность наступления объединенных российско-сепаратистских сил в середине – конце лета 2016 года с использованием как провокаций на фронте, так и обвинений украинской стороны в невыполнении Минских соглашений в части организации избирательного процесса на подконтрольной сепаратистами территории. Данный фактор может послужить поводом для начала наступательных боевых действий со стороны незаконных вооруженных формирований 1 и 2 «армейских корпусов» донбасских сепаратистов. Косвенно это подтверждает начатая информационная кампания в пророссийской блогосфере и веб-порталах (можно рассмотреть на примере прокремлевского ресурса «Континенталист» – https://cont.ws/post/265996). Косвенно данную информацию подтверждают бывший глава штаба АТО генерал-лейтенант Игорь Романенко, западные и украинские аналитики;

2) российская сторона продолжает использовать онлайн-трансляции лидера «ДНР» Александра Захарченко с юго-восточными регионами Украины для маскировки организации деструктивных политических процессов. По факту данная деятельность А. Захарченко является одним из прикрытий возможной активизации «спящих ячеек» сепаратистов в юго-восточной Украине в случае организации искусственной протестной активности в Киеве с целью свержения действующей власти в интересах Российской Федерации. Данную ситуацию оценивают также аналитики «Информационного сопротивления», которые отмечают, что группа российских специалистов по информационно-психологическим операциям (ИПсО) и в сфере PR, «откомандированная» в «ДНР», разработала концепцию «информационных наступательных операций», утвержденную Администрацией президента РФ, и которую в данное время реализовывает руководство «ДНР». Главной целевой аудиторией при проведении данной операции является население неоккупированной территории Украины (в первую очередь – восточных и южных регионов). Два основных направления – раскручивание тем нивелирования украинским руководством завоеваний Майдана (отсутствие наказания представителей бывшей власти, коррупция, отсутствие реформ) и игра на социально-экономических проблемах. Первым этапом в проведении операции стало проведение «прямых линий» руководства «ДНР» с жителями неоккупированных территорий;

3) попытки организации искусственного «третьего майдана» осенью 2016 года популистскими политическими силами, которые, прикрываясь патриотическими лозунгами, стремятся прийти к власти, используя протестные лозунги, социально-экономические проблемы современной Украины. В своей деятельности данные силы первоначально занимают деструктивную позицию, используя любую возможность для парализации политического процесса, с целью организации всеобщих выборов, что в условиях ведения боевых действий открывает прямую возможность противнику начать успешную наступательную операцию на фоне политического кризиса в Киеве. Для раскрутки собственных политических проектов данные силы ставят партийные и корпоративные интересы превыше национальной безопасности украинского государства, используя манипулятивные политические технологии для поднятия собственного рейтинга. Популизм и демагогия становятся их основными инструментами для достижения поставленных целей. Со стратегической точки зрения, почва для организации протестной активности должна быть заложена деструктивными политическими силами в период конца лета 2016 года. Возможные поражения на фронте в случае наступательной операции объединенных российско-сепаратистских сил могут быть использованы популистскими силами для раскачки массовых протестов. На данный момент российская сторона рассматривает всевозможные инструменты и механизмы, необходимые для реализации данного сценария развития событий на основе неудачного опыта по раскрутке «Всеукраинского батальонного братства», деятельности Рустама Ташбаева, «Революционных правых сил» и других антисистемных искусственных проектов. Предположительно российская сторона с этой целью может использовать популистские политические силы в украинском парламенте, скрыто формирующие протестный потенциал к осени 2016 года;

4) анализ ситуации Винсента Морелли, который в своем прогнозе развития ситуации в Украине, отмечает, что в июле ЕС может продлить санкции против России еще на шесть месяцев. В этот же период в Варшаве пройдет саммит НАТО, на котором Украина станет ключевым вопросом. Это может навести прицел Кремля на Украину, усилив риски;

5) «буксирование» реформ действующей властью, коррупционные скандалы (оффшоры, непрофессиональная кадровая политика, возрождение практики рэкета и «крышевания»), и как следствие – создание благоприятной почвы для развития радикальных общественно-политических течений, которые может использовать российская сторона для: организации захватов административных зданий, стихийных демонстраций, бунтов, уличных боев и даже террористической деятельности. Данные группы могут быть созданы как под маской проукраинских националистических движений, так и леворадикальных и открыто пророссийских объединений;

6) постоянные боевые учения боевиков, активная деятельность военных кураторов сепаратистов, непрекращающиеся поставки вооруженной техники, горюче-смазочных материалов и живой силы. Прибытие подразделений ВС РФ, а также военнослужащих Росгвардии для наведения порядка в составе деморализованных бандформированиях сепаратистов;

7) рост протестной активности радикально-экстремистской группировки российского политикума (сторонники террористического проекта «Новороссия»), объединенной вокруг деятельности организации «Комитет 25 января» во главе с лидером российских террористов Игорем Гиркиным. Усиление данной группы вызывает опасения среди руководства РФ, не решающегося на организацию прямых репрессивных действий в отношении представителей сформировавшегося экстремистского течения неофашистской ориентации. Выходом из сложившейся ситуации для Кремля является перманентное использование данной группировки в боевых действиях на территории постсоветских стран с целью минимизации рисков от возможной их активной политической деятельности в самой России. В связи с тем, что Кремль не готов переключиться на ведение гибридной войны на территории Беларуси, Северного Казахстана, в Молдове, Грузии или Азербайджане по экономическим, политическим и идеологическим причинам, окружение Путина рассматривает возможность очередного использования данной группировки российских боевиков на театре военных действий в Украине.

Минимизация рисков и угроз безопасности

Для активного противодействия подрывной политики Кремля, направленной на уничтожение украинского государства, необходимо максимально минимизировать рост угроз, исходящих от гибридной войны, которую РФ ведет против Украины. В этом контексте, прежде всего, необходимо следующее:

1) организация активных информационных и лоббистских кампаний, кампаний адвокасси, инициированных институтами гражданского общества с целью оказания давления на органы власти. Импульсы давления гражданского общества на действующую власть должны демократическим путем способствовать старту и толчку к развитию эффективных реформ, необходимых для выхода Украины из затяжного кризиса. С другой стороны, результаты подобной деятельности уменьшат угрозу роста радикальных течений, которые могут действовать в интересах российской стороны. При активном развитии институтов гражданского общества (НГО, благотворительные фонды, ОСМД, ОСН, УПЦ КП, УГКЦ, институт семьи и т.д.) сведется к нулю подрывная деятельность популистских политических сил, стремящихся прийти к власти, нивелируя для достижения корпоративных целей национальной безопасностью. Гражданское общество Украины сегодня способно создать условия для реформирования правоохранительной системы, избирательного законодательства, государственного аппарата, несмотря на противодействие представителей старой системы – рудиментов «эпохи Януковича». Более того, даже за такой малый период времени институты ГО, как показывает опыт, могут достичь больше, чем политические партии за время очередного электорального цикла;

2) консолидация украинских патриотических организаций вокруг идеи возможного наступления объединенных российско-сепаратистских сил и противостояния подрывной деятельности популистских сил с целью организации массовых беспорядков и искусственного «третьего майдана». В этой ситуации руководящему составу патриотических сил Украины в корне необходимо провести внутреннюю люстрацию для последующей очистки личного состава от членов, действующих в интересах иностранных государств, прежде всего, России;

3) СМИ как институт гражданского общества действительно могут объективно освещать политические процессы в Украине, особенности борьбы с терроризмом и коррупцией; пропорционально информировать население о положительных и негативных аспектах деятельности как представителей действующей власти, так и популистских сил. Угрозы в адрес представителей независимых СМИ со стороны олигархов, коррупционеров, «оборотней в погонах» и оголтелых популистов сегодня попросту теряют свой прежний смысл и значимую роль:

- «всех не пересажать и не запугать»,

- доступны площадки блогосферы и социальных сетей, инструменты ютуба и твиттера,

- легкость в коммуникации,

- «Украина – не Россия» и т.д.;

4) увеличение финансирования тех секторов правоохранительных органов, которые непосредственно отвечают за противодействие подрывной деятельности РФ против Украины, за борьбу с сепаратизмом, терроризмом и экстремизмом, что, как следствие, увеличит продуктивность их работы, уменьшит фактор развития коррупции среди силовиков. От качества деятельности данных подразделений зависит существование украинского государства в целом. Но для того, чтобы данный эффект имел результат необходима параллельная процедура внутренней очистки данных силовых структур от коррупционеров, «офицеров-буксировщиков» (условное название категории силовиков, вставляющих «палки в колеса» в процессе защиты государственной безопасности) и лиц, которые могут действовать в интересах враждующей стороны. Речь идет о подразделениях МВД, СБУ, СВРУ и ГУР МО.

5) развивать направление, направленное на создание позитивного имиджа Украины в мире. Фактически сегодня этим занимаются украинские СМИ, общественные организации, отдельно взятые политики и украинские студенты, обучающиеся в иностранных ВУЗах. Необходимо лоббировать комплексный системный подход в данном направлении внешней политики, создать условия для мониторинга расходов бюджетных средств, предназначенных для данного направления государственной политики.

Таким образом, сегодня равномерно перед украинским государством стоят два сценария развития: позитивный и негативный. Перевес в сторону одного из них, прежде всего, зависит от каждого гражданина Украины. Свести к нулю подрывные проекты Кремля по уничтожению и оккупации Украины сегодня, на самом деле, несложно. Необходима консолидация украинского общества и патриотических сил на созидательной, а не на деструктивной позиции. В таком случае, подрывные проекты Кремля сработают против самой России. Но это будет уже совершенно другая история.

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

Обратите внимание! Комментарии модерируются, и это может вызвать задержку их публикации. Отправлять комментарий заново не требуется.